Перейти до контенту

Твори

Нож в спину

Меня мало волнуют твоей жизни вибрации
Что ж смело, решить со мной подраться, но…
Я знаю, что я лучше тебя, к чему эта конкуренция?
Натянутые улыбки, извлекая чувств квинтэссенцию.
Меня мало беспокоят сны твои несбыточные.
Проблемки мелочные, приземленные, дико обыденные-привычные.
Что ж ты так не любишь себя, что вечно на баррикады, да без брони прешься, глупое?
Зачем брыкаешься, нелепый труп живой?
Питаясь жизнями чужими,
Сплетни изрыгая сытым гневом, да, давай, втаптывай себя и свое тленное тело в грязь… Маразь.
Да, вот видишь, уже и я не лучше тебя,
Нелепое, дохлое, полу гнилое, унылое…
Да нет, пожалуй, жалеть не буду. Заслуженно.
Срываться же на чем-то нужно. Да и болею. Простужена.
Мне плохо, сопливая, кашляю. Но даже такая… помятая и не накрашенная… я все же лучше тебя,
ты слышишь меня?
Сожри себя поедом, завидуй, тварь поганая.
Давай, одень маску, выйди в массы, корчи гримасы
Будто счастливо тебе, сладко, властно.
Но я то знаю, что в тебе на самом деле.
Знаешь, ведь мы уживаемся с тобой в одной тесной постели,
Да, так или иначе, жизнь имеет тебя и меня без остатка.
Хватит играть в безумные смешные прятки, я устала.
Скучно с тобой, пойду дальше искать забаву
Таких как ты много, жизнь одна.
Мне и той будет на счастье мало.

***

Твои вечно холодные руки.
Так колко и так нежно.
Мы точно не умрем от скуки
Этой зимой нелепой снежной.
До ночи с тусклым светом
И как всегда, так долго,
Разговоры ни о чем до рассвета.
Мне никогда не будет тебя много!

Далеко-близкому

Я однажды сыграла не в твою пользу,
И теперь плачу за это каждый день.
В свою доску, словно забивая гвозди,
По земле слоняюсь, будто тень.

Я однажды не могла подумать,
Что ты искренне поверишь в нас.
Вот теперь бы этот клуб распутать
Я боюсь услышать твой отказ.

Я однажды прикоснулась к счастью,
Прикоснувшись к краюшку твоей души.
Будто стали мы единой частью.
Дай мне насладиться, не спеши…

Я однажды жажду не проснуться,
Находясь на расстоянии пера,
И сама уж рада обмануться.
Нет, не отпускай, еще мне не пора!

Я все так же верю, что однажды…
Что когда-то даже для тебя
Наша тайна станет тоже важной
Ты обнимешь меня…
Но уже не просто с жаждой…
А неистово и горячо любя.

Осенние мысли

Таблетки съедены
и мысли хмурые
болеть по осени…
ну что ж, не дура ль я?!
денек еще один
без цели прожитый
благо хоть пятница
дела все брошены
а завтра утречком
всё те же дождики
немые новости
и с чаем коржики
благо хоть пятница
не нужно пятиться
в метро толпящее
на лица пялиться
всё тот же дождичек
и мысли хмурые
побуду дома я
не буду дурою

***

Безвредное нечто
сухое отчаянье
толпа идиотов
доверие пламенное
погоня за пафосом
ценности глупые
куда-то все катится
живые трупы мы
не нужно плакаться
давно не верится
пора расслабиться
потеря верности
быть может, кажется
не так отчаянно
не будем маяться
забыть нечаянно
мотивы странные
и взгляды дикие
свора отчаянных
гонцы двуликие
мыслишки темные
и речи лживые
вот что во мне сейчас
начинка подлая
и нет вины ничьей
лишь чаша… полная.

***

У нас с тобой нет конца. У нас с тобой нет начала.
Казалось, знакомы давно… Недавно друг друга познали.
Скажи мне, мой друг, почему судьба так нелепо играет?
Скажи мне, мой друг, почему не тех мы всегда выбираем?
Но знаешь… подарок от жизни. С кем бы мы ни были рядом
Мы не теряем друг друга. Люблю тебя. Это моя награда.

Мы оба

Оба с тобой квадратные угловатые невнятные
Почти противоположные, простые, ровно как и сложные
Оба с тобой диалектные, без рамок, без правил
Оба почти не политкорректные… никто нас с тобой не заставил
Оба с тобой многосложные, многожильные и многоэтажные
Мы оба с тобой своенравные, своевольные и не продажные
Оба с тобой простые и одновременно важные
Мы оба одеты как хочется, а не то что по моде
Оба с тобой зависимы при всей нашей свободе
Мы оба с тобой будем вечными
Светлыми, чистыми, ровно как и грешными
Будем мы … если будем вместе, конечно же

Волк и одиночество

Одинокие и израненные два волка, нашли друг друга. Хоть им больно, но они все также независимы и свободны. Они дорожат своей свободой и, возможно, бояться быть вместе с другим, таким же как и они сами, что бы не потерять эту свободу и не оказаться снова одним, быть брошенным среди холода и бескрайних снегов. Но быть всегда одному не так просто, как может показаться. Когда есть кому поддержать, согреть в самые холодные моменты твоей жизни, и помочь залечить глубокие раны, оставленные бездушными существами. Теми у кого нет души и нету сердца. Которые лишь питаются нашей жизненной силой, нашими эмоциями, и нашей любовью. Когда есть рядом тот кто тебя поддерживает – это лучшие что может быть в жизни. Так и наш волк, одинокий волк, который лишь изредка подбирался к чужим стаям, на безлопастное расстояние. Он встретил волчицу, которою полюбил, искренни и всем сердцем. С ней он готов прожить оставшееся время, что отведено ему природой и судьбой. Откинуть свой страх, и побежать по полям, лесам и горам. Быть счастливым и свободным, но не одному. Разделять это счастье со своей возлюбленной, которую теперь он защищает, и готов биться за нее насмерть! Загрызть любого, кто к ней попробует подойти и сделать хоть что-то плохое! Теперь они вместе, и заботятся друг о друге. Он защищает и помогает ей, а она, излечивает его раны, и разбитое сердце, душу.

Прохладный, ночной ветер перекликается со звуками волчьего воя в горах, и разносит его на десятки километров. «Теперь мы не одни, теперь мы вместе..»

***

Порой так приятно вернуться в забвенье
Вернуться не не в дом, не в страну… а в себя
Порой неожиданно – вдохновенье
Одних – ненавидя, иных – дико любя
Порою нам грустно, на то есть причины
Возможно, существенны, чаще – пусты
Порой мы не знаем, где наше спасенье
Отстроить до берега наши мосты.
Порой так приятно скучать за тобою
Не за толпой… за тобою в толпе
Порою вернуться – не плохая примета
Если с тобой возвращаюсь к себе.

Почему

почему не хочу писать о главном?
как в детдоме мелочь, мечтами шурша
засыпает в ожидании мамы
почему
может бедна душа?
почему не могу писать о главном?
о том как деды воевали за честь
а не те, что сейчас в погонах
прожигают жизнь, всю как есть
почему не могу писать о главном?
о том, как седыми стариками
в закат жизни уйдем одиноко когда-то и мы
почему не могу писать о главном?
о правительстве подлом
о нищем, по-сути, народе голодном
на своей таки, самой богатой земле
почему не могу писать о главном?
не о войнах заморских, до них мне дела нет
а о тех, повседневных бытовках
почему?
умываясь слезами, рыдая над текстами томными
забывает читатель, порой, как и сам поэт
что нет в мире уж больше
ни Бога ни Дьявола
нет Души
пусто в нас
ничего больше нет.